Станислав Куняев. Жрецы и жертвы холокоста

Публицистическое исследование Станислава Куняева направлено против сионизма — страшного явления в новейшей истории. Его жертвами стали миллионы людей: еврейский народ, втянутый в бесконечную войну на Ближнем Востоке, палестинцы, защищающие себя от истребления, и, наконец, «просвещенные» народы Европы, склонившие головы перед этим идолом нового времени. Однако, основной тезис данной книги — недопустимость создания «культа холокоста в России». В связи с этим С. Куняев сосредотачивается на критике современных российских экстерминистов — в частности, А. Р. Коха и П. М. Поляна. Известный писатель рассказывает о том, что понятие «холокост» (всесожжение) родилось несколько тысячелетий тому назад на Ближнем Востоке во времена человеческих жертвоприношений, а новую жизнь ему придали в 60-х годах прошлого века для укрепления идеологии сионизма и государства Израиль. С той поры о холокосте сочинено бесконечное количество мифов, написаны сотни книг, созданы десятки кинофильмов и даже мюзиклов, по всему миру организовано множество центров, музеев и фондов. Многократно преувеличенная трагедия европейского еврейства легла в основу не только циничной и мощной индустрии холокоста, но и его расисткой антихристианской религии, без которой ее жрецы не мыслят строительства зловещего «нового мирового порядка». Станислав Куняев утверждает, что история холокоста неразрывно связана и современной демократией и с мощнейшими политическими движениями нового времени - марксизмом, сионизмом, национал-социализмом. Он последовательно и подробно разъясняет как сионисты цинично спекулируют на еврейских жертвах Второй мировой войны, навязывая всем мысль об «исключительности» этой трагедии, почему-то дающей право «избранному» народу (а точнее — им самим) на всеобъемлющее превосходство. Автор поддерживает точку зрения ревизионистов холокоста[2] на общее число погибших евреев как на многократно завышенное еврейской историографией холокоста и замечает, что сами «специалисты» по истории Холокоста до сих пор не пришли к согласию в вопросе, сколько же евреев погибло во время войны: шесть миллионов, четыре или еще меньше? Куняев считает, что цифры тут — не главное, главное в ином: какова же цель этой беззастенчивой политической спекуляции, какие трофеи хотят получить сионисты по результатам современной идеологической войны мирового значения? Станислав Куняев стремится обнажить религиозные, политические, конспирологические и даже психологические корни этого явления, ставшего для западного мира чуть ли не новой религией, тщательно оберегаемой «священной коровой» демократии. Любое научное исследование этой проблемы, посягающее на созданный миф, объявляется уголовным преступлением. Автор совершенно справедливо считает, что Холокост — это фундамент новейшего европейского тоталитаризма. На нем выстроена вся конструкция так называемых «прав человека», столкнувшая Запад в яму «просвещенного» расизма, согласно которому все народы равны, но есть один самый многострадальный народ, который «всех равнее»[3]. По мнению критиков[4], Куняев первым указал на то, что религия Холокоста и "церковь Холокоста" построены по образу и подобию католической церкви, где место Христа занимают шесть миллионов погибших евреев, место Духа Святого — "еврейская идентичность", действует и своя "инквизиция" (любые попытки критически исследовать феномен Холокоста в подавляющем большинстве стран Европы являются уголовно наказуемыми деяниями, то есть рассматриваются как преступление), и свои "монашеские ордена", и многие другие квази-церковные структуры, а также указал на претензию "религии Холокоста" стать единственной мировой религией, вытеснив и христианство, и ислам, и буддизм, и даже традиционный иудаизм. "Религия Холокоста", как показывает и доказывает Станислав Куняев, подобно всякой "молодой" религии, отличается повышенной агрессивностью по отношению к "старым" религиям-"конкурентам", но в то же время по отношению к хасидской ветви иудаизма и сионизму выступает в качестве их внешней оболочки, "абсолютной бронезащиты", призванной утвердить вину всего человечества, даже никак не связанных непосредственно с холокостом его частей, перед еврейством и привилегированное положение последнего даже не среди остальных народов мира, а над ними. Что, в свою очередь, способствует возрождению и процветанию в сионистской среде самых древних и жестоких "ветхозаветных" архетипов поведения и действия[4]. Куняев акцентирует внимание на том, что некоторые действующие российские политики, не зная сути происходящего, вольно или невольно поддерживают линию экстерминистов. Он приводит цитату Валентины Матвиенко: «Исторический смысл запоздалого признания Россией места Холокоста в истории цивилизации означает, что отныне Россия входит в общий ряд цивилизованных стран, для которых эта катастрофа воспринимается как общечеловеческая, а не только национальная трагедия». К счастью, наш народ прекрасно осведомлен, в отличие от В. Матвиенко, о «прелестях» западной цивилизации, горой встающей на защиту геев, лесбиянок и фарисействующих сионистов. Отношение к палестинцам, православным сербам и русским как к недочеловекам как раз и вытекает из того факта, что христианство в Европе практически погибло, а его место занял «новый мировой порядок» — демократический идол, поразительно похожий на Яхве…[3]. Критики отмечают[3], что книга Станислава Куняева отличается творческой страстностью, документальной убедительностью и ясностью мысли. Станислав Куняев опирается на документальные источники, и неизбежным оппонентам спорить с ним будет весьма затруднительно.

Станислав Куняев. Жрецы и жертвы холокоста