США и глобалистские концепции еврейского этноса

Разбросанные по всем континентам еврейские этно-религиозные общины в ходе своей долгой истории сформировались во всемирный культурно-религиозный суперэтнос, созданный и скрепленный идеологией и практикой иудаизма в чрезвычайно организованный и сплоченный "Израиль". Иудаизм в "широком" смысле этого слова - это не только религия, но и совокупность идеологических и социальных структур и поведенческих норм, обеспечивающих реализацию "эволюционной стратегии группы", в данном случае – мирового еврейского сообщества [1,2]. Цель этой "стратегии" – выживание, воспроизводство и успешное развитие еврейского религиозно-культурного этноса. Здесь необходимо заметить, что любое человеческое объединение - семейное, общественное, политическое, социальное, производственное, религиозное, этническое – обречено на исчезновение, если у него нет "стратегии выживания и развития". Те этнические группы и государства, которые не пытаются осознать, сформулировать, как свою "национальную идею" - смысл своего существования и выработать идеологические и социальные механизмы своего воспроизводства - обречены на исчезновение. И вся история человечества – есть история не только социальных процессов и конфликтов, смены различных государственных устройств, технологического прогресса, развития искусств, но и возникновения и исчезновения этносов и народов. Существует "стратегия развития" японского этноса-цивилизации, китайского, даже цыганского. И каждая из этих стратегий воспроизводит в постоянно меняющихся условиях уникальный этнос - японский, китайский, цыганский… Что же касается еврейского этноса, то он тоже уникальный, и эта уникальность проявляется в его эволюционной стратегии развития, основные пункты которой следующие: • генетическая и культурная сегрегации еврейской общины от не-еврейского мира; • успешная конкуренция за естественные ресурсы с различными сегментами не-еврейских сообществ; • стимулирование более высокого, чем у соседей-неевреев ("джентиле") воспроизводства еврейского населения; • поддержание у членов еврейской общины убежденности в своей "особости" и избранности; • интеллектуальная защита доктрин и идеологий иудаизма и еврейских теорий антисемитизма. Этой "стратегии" еврейское сообщество придерживается уже длительное время. Ее реализация происходила экспериментально, то есть методом исторических проб и ошибок, путем коррекции идеологии иудаизма, модификации системы мер и структур, обеспечивающих выживание, воспроизводство и успешное развитие еврейского религиозно-культурного этноса. Результатом этой стратегии стало образование еврейского суперэтноса с уникальными характеристиками; некоторые из них, имеющиe отношение к теме настоящей статьи, мы приводим ниже: • абсолютная лояльность и преданность "народу Израиля", как глобальной еврейской религиозно-этнической общности; • высокая степень этнической идентификации ("гиперэтноцентризм"); • высокий уровень сплоченности, координированности и согласованности между еврейскими общинами; • "глобалистское" восприятие человеческих (еврейских и "гойских") проблем; • менталитет "особости", "избранности" еврейского народа; • моральный партикуляризм, выражаемый в известной фразе: "хорошо то, что хорошо для евреев"; • постоянное чувство опасности и ожидания враждебных действий со стороны джентиле; • мифологема о "вечном антисемитизме", как фундаментальной компоненте мироощущения евреев, "оправдывающей" их противопоставление остальному не-еврейскому миру и способствующей объединению евреев в сплоченную гиперэтноцентристскую группу [1,2]. За последние десятилетия к этим "традиционным" чертам еврейского этноса и психологическим установкам его членов прибавились новые, как то [3]: • возведенный до религиозного символа еврейский "холокост" (геноцид евреев на территориях, занятыми нацистами); • безусловная поддержка "государства" "Израиль" и лоббирование его интересов во всех странах еврейской диаспоры; • дефиниция антисемитизма, как любой критики в адрес еврейского сообщества и политики "Израиля"; • менталитет "вечной жертвы" и "осажденной крепости"; • демонизация мусульманского мира. Вновь обретенные психологические установки значительного большинства членов еврейских общин Европы и Америки способствовали (по сравнению, скажем, с тем, как дело обстояло 70-80 лет назад) консолидации и сплочению еврейских общин во всех странах рассеяния. Резко возросла и причастность еврейской диаспоры, (включая российскую) к "Израилю", а также к Соединенным Штатам Америки, как к гаранту безопасности сионистского образования и всего еврейского мирового сообщества. Таким образом, еврейский этнос, который, не имея своего Отечества и своей "земли", в результате длительного исторического процесса сформировался в глобальную всемирную религиозно-этническую общину, члены которой сочетают в себе как племенную, гиперэтноцентристскую, так и космополитическую психологию [1,3,4]. В силу этого обстоятельства еврейская диаспора обладает социально-психологическими чертами, делающими ее весьма восприимчивой к различного рода глобалистским доктринам и проектам. И потому еврейский культурно-религиозный этнос представляет из себя потенциальный "объект" и "инструмент" для реализации глобалистских "проектов", в том числе и "освободительных", обещающих живущему в галуте еврею всемирное "отечество", в котором он не потерял бы ни своей еврейской идентичности, ни "еврейского мира" [2]. В одной из предыдущих работ мы показали, что марксистская глобалистская доктрина мировой коммунистической революции имеет корни также и в реформистском иудаизме [5]. В настоящей работе речь пойдет о двух других "дочерях" универсалистского Просвещения: "старшей" - идеологии космополитического либерализма, которую ныне разделяет значительная часть еврейского этноса Европы, России, "Израиля" и Северной Америки, и "младшей" - идеологии и практики "неоконсерватизма", этого "плода", синтеза трех идеологий: космополитического марксизма, сионизма и реформистского иудаизма. В статье приводятся примеры того, как "универсализация" и "приватизация" либералами и неоконсерваторами категорий "демократия", "права человека" и т.п. используется для реализации гегемонистских планов транснациональных политических и финансовых элит и структур, в первую очередь, еврейских. Но сначала определимся с такими важными, но не всегда однозначно интерпретируемыми терминами, как интернационализм, космополитизм, национализм, и либерализм – национальный и космополитический. Интернационализм и космополитизм Как следует из семантики самого слова, интернационализм предусматривает наличие многих наций, равно как и их идеологии – национализма, эвфемизмом которого является слово патриотизм, а отнюдь не этноцентризм, и, тем более, не шовинизм. Интернационализм признает суверенность наций и вместе с этим – "легитимность" национализма, как идеологии нации, которая считает свои национальные интересы приоритетными и более важными, нежели национальные интересы других наций. Космополитическое мировоззрение "мирится" с существованием национальных интересов, однако ставит нации в положение вечно подозреваемых в "национальном эгоизме" и категорически "возражает" против утверждения их приоритета над некими всеобщими "общечеловеческими" интересами. Эта кажущаяся схоластической дискуссия имеет вполне практическое приложение: в результате дискредитации национальных интересов той или иной нации, космополиты подменяют их ("замещают") интересами другой нации, или даже этнического меньшинства, выступающего под "знаменами" универсализма. Интернационализм – есть идеология и практика равноправного сотрудничества суверенных наций, а местом ("полем") такого сотрудничества являются международные (то есть, межнациональные) организации и институты типа Организации Объединенных Наций (ООН), созданные для решения общих проблем входящих в ООН государств. И формулирование проблем, и их решение, в соответствии с Уставом ООН, должно происходить исключительно на основе абсолютного суверенитета каждого входящего в ООН государства, а значит, и образующего это государство нации. Космополитизм же - есть "наднациональная" идеология, в соответствии с которой вся наша планета представляется неким всеобщим и единым "квази-отечеством", имеющем свои собственные ценности и интересы, кои космополиты нарекают общечеловеческими и универсальными, и имеющими приоритет над "местными", национальными ценностами и интересами. С точки зрения космополитической идеологии - ООН есть инструмент такого "квази-отечества" - наднациональный (а не межнациональный !) институт, решения которого являются обязательным для всех наций, входящих в ООН (и исключенных, как это было с Югославией), даже если они (в лице представляющего нацию государства) не согласны с этим решением. Что же касается "всеобщих общечеловеческих" ценностей и интересов, то в реальной жизни идеологи космополитизма либо "создают" их, либо "находят" в существующих или прошлых цивилизациях и культурах, в зависимости от своих предпочтений. Современные евроцентристы-либералы, в соответствии с традицией Просвещения исходят из ключевого понятия "прогресс", под которым они понимают, в первую очередь, прогресс в области индивидуальных прав и свобод. В соответствии с этим подходом они строят цепь "аккумулирования" общечеловеческих ценностей по линии "Иудея-Эллада-Рим-Западная Европа-США" [4]. Для них Византия и Китай, Япония и Индия, Россия и мусульманский мир стоят вне "основной линии прогресса" и служат лишь в качестве "сырьевого ресурса", из которого они по мере необходимости выдирают приглянувшиеся им "ценности" и наделяют их "общечеловеческой" значимостью и легитимностью. В соответствии со своей фундаментальной установкой на "планетарность", космополитическое мировоззрение рассматривает национальное и этническое, как вторичное по отношению к "общечеловеческому". Так это было в ортодоксальном классическом марксизме, где космополитическое мировоззрение зачастую отказывалось даже учитывать этнический и национальный фактор при рассмотрении социальных, политических и экономических явлений. Космополитичность современных либералов, в том числе и правозащитников, заключается в утверждении "универсальности" выбранных ими "общечеловеческих" ценностей, которые на поверку оказываются западно-европейскими (а в послевоенные годы и американскими) гражданскими и политическими правами. В соответствии с этой установкой всем народам мира рано или поздно "придется" принять европейские (американские) якобы "общечеловеческие" ценности и следовать по пути "прогресса", как он понимается европейскими и американскими либералами. В то же время, хорошо известно, что первоначально, при своем рождении, европейский либерализм исходил из нравственной основы, заложенной в христианстве, каковой является "этнокультурное" равенство всех народов перед Богом ("Во Христе нет ни эллина, ни иудея"). Эта христианская "аксиома" очевидным образом входит в противоречие с "приватизацией" всеобщности и универсальности, которую совершают современные либералы, отождествляя данную нам Господом свободу различать Добро и Зло с политическими категориями свободы и "прав человека", понимаемыми ими в духе дехристианизированного Просвещения.

США и  глобалистские  концепции  еврейского  этноса