Л. Бреннер. Сионизм в век диктаторов

Зачем нужна еще одна книга о второй мировой войне, о которой, вероятно, больше всего написано в человеческой истории? Зачем нужна еще одна книга о «холокосте» * , описанном столь эмоционально многими оставшимися в живых мучениками и учеными? Век диктаторов, мировая война и резня действительно освещены, но достаточно ли изучено взаимодействие между сионизмом, фашизмом л нацизмом? Если нет, то чем это объясняется? Ответить на эти вопросы очень немудрено. Рассмотрены различные аспекты предмета, по нет эквивалента данной работе, в которой сделана попытка дать общий обзор деятельности, развернутой сионистами повсюду в мире ,в нашу эпоху. Конечно, это произошло не случайно, скорее — это симптом того, что в истории проблемы можно обнаружить немало таких фактов, которые неудобно разглашать с политической точки зрения. При изучении этих вопросов всплывают трудные проблемы, причем одна из наиболее сложных — это эмоции, вызванные геноцидом. Можно ли в какой-либо степени сомневаться в том, что многие делегаты Организации Объединенных Наций, голосовавшие за создание государства Израиль в 1947 г., поступали так, руководствуясь стремлением в чем-то пойти навстречу пожеланиям евреев, оставшихся в живых во время «холокоста»? Они и многие другие доброхоты Израиля относились к этому государству с такими же глубокими человеческими чувствами, какие они испытывали к жертвам чудовищных преступлений Гитлера. Но здесь они ошибались: они основывали свою поддержку Израиля и сио низма на том, как Гитлер поступил с евреями, а не на том, что сионисты сделали для евреев. Утверждать, что такой подход недопустим ни с интеллектуальной, ни с политической точки зрения, не значит преуменьшать глубокие чувства, вызванные «холокостом». Сионизм, однако, является идеологией, и его летопись необходимо исследовать с таких же критических позиций, с каких должна изучаться история любого политического течения. Сионизм ни когда-либо в прошлом, ни теперь не равнозначен ни иудаизму, ни всему еврейскому народу. Огромное большинство евреев, ставших жертвами Гитлера, не были сионистами. В равной мере правильно и то, в чем читатели приглашаются самостоятельно убедиться, что большинство польских евреев, в частности, отвергало сионизм накануне «холокоста», что в сентябре 1939 г. они ненавидели политику Менахема Бегина, одного из лидеров самозванного «сионистско-ревизионистского» движения в польской столице. Как еврей-антисионист, автор привык к утверждению, что антисионизм эквивалентен антисемитизму и тождествен с «ненавис- тью самих евреев к самим себе». Вряд ли необходимо добавлять, что все попытки поставить знак равенства между евреями и сионистами и, следовательно, нападать на евреев как таковых являются преступными и должны решительно пресекаться. Никоим образом нельзя смешивать борьбу против сионизма с враждебностью либо к евреям, либо к иудаизму. Сионизм расцветает на страхе, что евреи будут подвергнуты еще одной резне. Палестинский народ высоко ценит твердую поддержку, оказываемую ему прогрессивными евреями, будь то религиозными - как г-жа Рут Блау, Элмер Берджер, Моше Менухин или Израиль Шахак — или атеистами, как Фелиция Лангер, Ли Цемель и другие левые. Ни подданство, ни вероисповедание, ни социальная теория никоим образом не могут становиться препятствием для евреев в Израиле или где-либо в другом месте, исполненных решимости выступать вместе с палестинским народом против несправедливости и расизма. С научной достоверностью можно утверждать, что без нерушимого единства прогрессивных арабов и евреев победа над сиониз- мом не только будет затруднена, но и станет невозможной. Так как эту книгу не имелось в виду сделать энциклопе- дией, приходилось с большой тщательностью отбирать материал, чтобы получилась законченная картина. Неизбежно ученые — специалисты в области разных проблем, разбираемых в книге, будут в претензии, что их конкретным специальным вопросам уделено недостаточное внимание. И, несомненно, они будут правы; по отдельным аспектам более широких про- блем, рассматриваемых в данной книге, написаны целые тру- ды, и читателя приглашают углубиться в изучение источни- ков, упоминаемых в примечаниях. Дополнительная трудность проистекает из того факта, что весьма значительное количе- ство оригинального материала имеется на таком множестве языков, которые, вероятно, лишь немногие читатели знают. Поэтому там, где было возможно, цитируются английские ис- точники и переводы, и тем самым читателям-скептикам пре- доставляется возможность проверить научный аппарат, на котором основывается автор. Читатели найдут в этой книге много нового: последствия сионистской идеологии заслуживают того, чтобы их изучили и разоблачили. Именно попытаться сделать это — цель, которую поставил перед собой автор. Как убежденный антисионист, я определенно прихожу к выводу, что сионизм совершенно несостоятельное учение; но это мой собственный вывод, сделанный на основе фактов. Короче говоря, эти выводы сделаны мною. Что касается убедительности доводов, положенных ,в их основу, читатели приглашаются судить сами.

Л. Бреннер. Сионизм в век диктаторов