Дефиле вокруг тарелки, колонка ресторанного критика Дмитрия Алексеева в журнале "Аэрофлот"

Золотой бургер D&G, шоколадные яйца Armani и съедобные бикини Dior в досье Дмитрия Алексеева о самых модных ресторанах мира Еда, как человек, не может в обществе появиться голой, – говорят японцы. А они как ни- кто другой знают толк в пище. Если верить Michelin, самому автори- тетному ресторанному гиду совре- менности, Токио в этом году в три с лишним раза вкуснее Парижа и в пять Лондона – завоевал 348 звезд Michelin, в очередной раз подтвер- див свой статус гастрономической столицы планеты. В одежде жители Страны восхо- дящего солнца тоже что-то сообра- жают. Как-никак именно они – са- мые щедрые, желанные и любимые клиенты парижских, миланских, лондонских, нью-йоркских (далеепо списку) модных бутиков. Впрочем, найти еде облачение haute couture до- гадались не японцы. Произошло это в Европе, причем совсем недавно. Конечно, ресторанный бизнес за- интересовал мэтров высокой моды да- леко не вчера. Все мы помним хоб- би Пьера Кардена, первого модельера, удостоившегося чести стать членом Французской академии изящных ис- кусств, – приобретенный им ресторан- ный дом Maxim's de Paris с более чем вековой историей. Однако появление ресторанов с именем кутюрье на витрине – тренд третьего тысячелетия. Самое колоритное заведение мод- ного питания открыла сладкая пароч- ка Доменико Дольче и Стефано Габ- бана в Милане. В ресторане (а точнее, в комплексе площадью 1500 м2, вклю- чающем классический ресторан, би- стро, кафе и коктейльный бар) со скромным названием Gold обожате- ли роскоши нашли все необходимое для утоления голода и релаксации. А именно: интерьер, обыгрывающий идею золотых слитков, позолоченную сервировку, облаченных в вызолочен- ную униформу тружеников сервиса и, разумеется, идеологов «золотого» об- раза жизни – самих хозяев, Пэрис Хил- тон, Кайли Миноуг, Викторию Бекхэм и иже с ними за блистающими златом столиками. По мнению дуэта D&G, цвет золо- та символизирует энергию, роскошь и красивую жизнь. В «Золотом» золото не добавляют разве что в блюда. Ми- дасы современности потчуют гостей традиционной итальянской едой вроде ризотто по-милански или сибаса под неаполитанским соусом. Есть в меню и авторские креатуры, например, «зо- лотой бургер» (правда, золото присут- ствует только в названии), зато фуа- гра хоть отбавляй. Еду в Gold можно и даже нужно заказать навынос. Тогда ее за- ботливо «оденут» в умопомрачи- тельные золотые пакеты и ланч-боксы с наименованием бренда, с которыми, очевидно, нужно степенно дефилиро- вать по городу, демонстрируя встреч- ным размер собственного статуса и покупательскую способность. Сложно придумать что-то более нелепое, чем есть на золоте с точ- ки зрения ресторатора: драгоценные тарелки не подходят для мытья в по- судомоечной посуде, далеко не каж- дый страховщик отважится связать- ся со златыми ступенями, а гости того и гляди растащат все до единой дико- винные вилки и ложки. А вот с точки зрения маркетолога и брендостроите- ля посыл понятен: все, к чему ни при- ложат руку господа модельеры, пре- вратится в золото. Согласитесь, трудно придумать более убедительный аргу- мент для поклонников марки. Говоря языком детства, «на златом крыльце сидели: царь, царевич, король, коро- левич, сапожник, портной, ели бургер золотой, ну, а тебе хватит на такой?» Светлую идею накормить модников поддержал еще один итальянский ги- гант мирового платьестроения Робер- то Кавалли. Сначала в Семпьоне, са- мом популярном парке Милана, что у подножия городской телебашни, он открыл Just Cavalli Café. На этом его аппетиты не угасли, и вскоре изныва- ющие от голода денди приобщились к новой, более объемной концепции Cavalli – ночного клуба, совмещенного с рестораном. Первый открылся во Флоренции, второй – в отеле Fairmont в Дубае. Проекты объединяет схожий интерьер, к разработке которого, есте- ственно, приложил руку сам Кавалли. Интерьер миланского ресторана ме- няется ежегодно, параллельно демон- стрируя предметы из свежей Cavalli home collection. Единственная постоян- ная внутреннего пространства – бар- ная стойка, созданная одним из самых востребованных дизайнеров совре- менности, певцом листовой стали Ро- ном Арадом. Джорджио Армани пошел еще дальше – открыл в Дубае от- ель своего имени в знамени- том 828-метровом небоскребе Бурдж- Халифа. Там разместились сразу семь ресторанов: Armani Hashi с японской кухней, Armani Mediterraneo со среди- земноморской, Armani Amal c индий- ской, тусовочный Armani Privé с заез- жими диджеями и т. п. А дальше синьор Армани открыл це- лую сеть ресторанов Emporio Armani с элегантным современным интерье- ром и простой итальянской кухней в Милане, Лондоне, Париже, Дубае, Сан-Паулу, Буэнос-Айресе, Сантьяго- де-Чили, Будапеште и Москве. Если верить персоналу, маэстро Армани лично сочиняет дизайн и рецепты не- которых десертов. Активно движутся в сторону вкуса и другие именитые труженики haute ния Pret-a-Portea. Название – игра слов, микс французского pret-a-porte (готовое платье) и английского tea (чай). В Pret-a-Portea можно продегусти- ровать чуть ли не все знаковые пред- меты мира моды: лимонного цвета на красной подошве бисквитные туф- ли Christian Louboutin, миниатюрный клатч от Chanel со вкусом зеленого чая, платье Alexander McQueen (чизкейк с малиновыми меренгами), розовое би- кини Christian Dior, покрытое глазурью красное пальто Valentino с золотыми пуговицами и шляпку Louis Vuitton. К каждой Лондонской неделе мо- ды Pret-a-Portea сочиняет новое ме- ню. В нем свежие съедобные поступле- ния в стилистике последних коллекций Aquascutum, Bottega Veneta, Lanvin, Ralph Lauren, Stella McCartney, Viktor & Rolf и других модных марок. При желании couture. Бренд Gucci открыл кафе в Ми- лане в галерее Vittorio Emmanuelle II и в Токио – в старинном торговом райо- не Гинза. У американца Ральфа Лорена есть с десяток ресторанов в несколь- ких городах США и Париже. Его соотечественник Марк Джейкобс недавно открыл бары в Милане и Нью-Йорке. Louis Vuitton выпускает гид по ресто- ранам. Соня Рикель, почетный член Клуба любителей шоколада, то и дело творит конфеты для знаменитого па- рижского Hôtel de Crillon. Карл Лагер- фельд, Кристиан Лакруа, Клод Мон- десерты можно заказать на вынос. В та- ком случае их приоденут в живописные коробочки и доставят на скутере Vespa. Почему же лучшие мировые кутюрье и рестораторы так активно стремятся в объ- ятия друг друга? Думаю, не в попыт- ке урвать чужой кусок хлеба. Просто еда стала неотъемлемым ингредиен- том понятия lifestyle, элементом са- моопределения и социального ста- туса, как саквояж Louis Vuitton или ремень Hermes. Проще говоря: чтобы тана, Шанталь Тома, Оливье Лапидус и многие другие именитые модельеры многократно выступали в качестве ав- торов рецептов и дизайнеров десертов в старинном парижском гастрономи- ческом ресторане Café de la Paix. Эксплуатируют концепцию модно- го питания рестораторы и отельеры, не имеющие прямого отношения к мо- де. Например, в лондонском пятизвез- дочном The Berkeley Hotel (кстати, из- любленном месте посиделок коллег из британских модных изданий) су- ществует отдельная чайная церемония Pret-a-Portea. Название – игра слов, микс французского pret-a-porte (готовое платье) и английского tea (чай). В Pret-a-Portea можно продегусти- ровать чуть ли не все знаковые пред- меты мира моды: лимонного цвета на красной подошве бисквитные туф- ли Christian Louboutin, миниатюрный клатч от Chanel со вкусом зеленого чая, платье Alexander McQueen (чизкейк с малиновыми меренгами), розовое би- кини Christian Dior, покрытое глазурью красное пальто Valentino с золотыми пуговицами и шляпку Louis Vuitton. К каждой Лондонской неделе мо- ды Pret-a-Portea сочиняет новое ме- ню. В нем свежие съедобные поступле- ния в стилистике последних коллекций Aquascutum, Bottega Veneta, Lanvin, Ralph Lauren, Stella McCartney, Viktor & Rolf и других модных марок. При желании десерты можно заказать на вынос. В та- ком случае их приоденут в живописные коробочки и доставят на скутере Vespa. Почему же лучшие мировые кутюрье и рестораторы так активно стремятся в объ- ятия друг друга? Думаю, не в попыт- ке урвать чужой кусок хлеба. Просто еда стала неотъемлемым ингредиен- том понятия lifestyle, элементом са- моопределения и социального ста- туса, как саквояж Louis Vuitton или ремень Hermes. Проще говоря: чтобы прослыть истинным модником, уже недостаточно раздобыть клетчатый тренчкот Burberry, клатч Chanel и оч- ки Persol. Для этого потребуется (раз- умеется, не снимая плаща, очков и не выпуская сумочки из рук) элегант- но что-нибудь пережевывать. Напри- мер, голубя с пюре из зеленого горош- ка или говяжьи щеки под соусом Le Perigord. Ну, в крайнем случае, эклер в виде сумочки Dior. И главный совет: хотите не выпасть из тренда – ни в ко- ем случае не заказывайте блюда из предыдущих коллекций.

Дефиле вокруг тарелки, колонка ресторанного критика Дмитрия Алексеева в журнале