Правила икры, ресторанны критик Дмитрий АЛЕКСЕЕВ, PLAYBOY

Андрей Логвин – так зовут автора легендар- ного плаката «Жизнь удалась», угодив- шего на стену каждого российского дома, а заодно и в коллекцию Государственной Третьяковской галереи. Жизнеутвержда- ющий афоризм, написанный черной икрой по красной, принес ставропольскому художнику государственную премию в области искусства, звание академика графического дизайна и прочие радости жизни. Ну, вероятно такое, возьми он любой другой продукт? Икра – наше все. Не мудрено, что лучшие русские рестораны соревнуются друг с другом в головоломности рецептов и оригинальности подач блюд с участием главного отечественного деликатеса. За разнообразием стоит отправиться в Petrossian (Париж), ресторан при леген- «На Лестнице» (Москва) «Балчуг Гриль» (Москва) Megu (Москва) Osteria Montiroli (Москва) Тортилья – роллы из мексиканской лепешки с икрой и копченым лососем Блины с золотой царской, черной осетровой, икрой лосося и сметаной Тартар из брюшек лосося с икрой, соусом «Икура» и муссом васаби Спагетти с икрой боттарги, соусом и копченым сыром Скаморца СТОИТ ПОПРОБОВАТЬ ТЕКСТ Дмитрий Алексеев, ресторанный критик, вице-президент Ассоциации ресторанно- га строномических обозреват елей Благодатная живопись, серебряный шар, яйцо- пашот, русская водка, золотые консервы от Махмуда Ахмадинежада и другие хиты из биографии икры дарном икорном бутике иммигрировавшей из России семьи Петросян. Осетр на пару из водорослей с севрюжьей икрой, камчат- ские крабы с «царской», тартар Alexandre III – здесь многое готовится с главным символом русского счастья. Хиты меню Caviar Kaspia (Париж) – яйца-пашот с икрой осетровой, печеный картофель с белужьей, плюс масса дегустационных сетов. В «Кафе Пушкинъ» (Москва, Париж, Нью-Йорк), главном русском ресторане современно- сти, икру подают с копченой «с дымком» стерлядью и, как и полагается, с блинами. Если разобраться, по форме и духу наша икорная церемония – блины, обжигающая свежесть русской водки и все такое прочее – ничем не уступает японской чайной или любой другой. Традиция диктует соответствующие патетике момента аксессуары: подносы из драгме- таллов, серебряные и хрустальные икорницы в стиле ар-деко от Faberge и Baccarat со льдом, украшенные перламу- тром и драгоценными камнями причудли- вые ложечки и т.п. В некоторых местах, как, например, в ресторане Caviar House (Канны) к икре всенепременно подают серебряный шарик: берешь за изящную цепочку, аккуратно опускаешь на безмя- тежную гладь икры. Если чудо буржуазной техники погружается мгновенно, значит уровень соли оптимальный. Не тонет – смело возвращай официанту. Короче, Caviar всегда и везде была на вес золота. Великий гурман Александр Дюма относился к сибирской осетровой столь трепетно, что называл ее «мясо икры», имея в виду, что с точки зрения человека со вкусом это отдельное сверхценное существо, которому не место даже среди рыб. Хотя, вру: во времена моего социали- стического детства черная икра – разуме- ется, вольного вылова – продавалась трехлитровыми банками на любом ростов- ском или хабаровском рынке по цене упаковки американской жвачки. Резуль- тат: мы успешно истребили почти всю популяцию осетровых в стране, сегодня в любом ресторане мира черная икра исключительно иранского происхождения. Самые дорогие рыбьи яйца в мире – Almas, потомство белуг-альбиносов золотисто- янтарного цвета с нежно ореховым послев- кусием – производятся опять же в вотчине Махмуда Ахмадинежада. Стограммовая банка, изготовленная из 24-каратного золота, стоит около 2000 евро. Созвучие Almas с русским словом «алмаз» не случайно: в переводе с персидского almas означает «бриллиант».

Правила икры, ресторанны критик Дмитрий АЛЕКСЕЕВ, PLAYBOY