Интервью с гурманкой Бусей, дочерью ресторанного критика Дмитрия Алексеева в журнале GQ

Ужин с беби Современному мужчине порой выпадает шанс – будь то по прихоти судьбы или по постановлению суда – провести день с ребенком. Куда пойдем, беби? Может, в ресторан? Столичный общепит всегда демон- стрировал стойкую неприязнь к дет- ству. Ничего личного. Просто дети – источник противоестественных запахов, визгов, летающих котлет и соуса бешамель, аккуратно разма- занного по скатерти. Не забывайте, среднестатистиче- ский московский ресторатор взра- щен в духе гостеприимства образца «Арагви», «Гаваны» и других мон- стров «Мосресторантреста». В пред- ставлении такого человека гость с ребенком – легкая мишень для формулы «свободных мест нет», а слагаемые идеального клиента – солидный возраст, массивный ци- ферблат на запястье, высокомерный вид и мафиозный пиджак, прикры- вающий руку вплоть до ногтевой фа- ланги среднего пальца. Впрочем, возрастная сегрегация все очевиднее отходит в прошлое. Похоже, отрезвляющее воздействие на полей бокюзов и огюстов эскофье столичного разлива произвел кри- зис, после которого многие москов- ские ресторации перешли на кругло- суточный режим работы, и любой, пусть даже самый маленький чело- век превратился в желанного гостя. Столичные заведения смирились с присутствием возрастных мень- шинств в зале, но за редким исклю- чением нисколько не подготовились к их визиту. Безусловно, они запас- лись копеечными подарками – ле- денцами, тянучками, пахнущими синтетикой мишками и зайчика- ми времен золотого века Черкизо- на. А вот миниатюрные стульчики, мини-приборы, отдельное детское меню, крохотные порции и, простите за бестактность, горшки и пеленаль- ные столики в московских рестора- нах (включая заведения, позицио- нирующие себя в качестве семей- ных) – по-прежнему в дефиците. Однако это вовсе не означает, что если на зимних каникулах вам при- ведется провести некоторое время в необременительной компании собственного кровного чада, то вам не избежать обеда в ориентирован- ной на детвору едальне со слюня- вым названием и сомнительной кухней. По мне даже комната с кло- унами, кубиками и прочими чуде- сами артизанальной анимации – дело вовсе не обязательное, если не сказать бесполезное. Дети часто боятся клоунов и отказываются играть со сверстниками, предпочи- тая бегать наперегонки с тружени- цами хостес, сидеть под столом или разрисовывать карандашами по- следний выпуск The Economist. Поэтому лучший вариант – от- правиться в приличное место. Не В блистающем дворце по имени Cristal Room Baccarat младенцы за- дорно бегают наперегонки мимо мерцающих светом тысячи свечей канделябров, хрустальных вазонов, не менее хрупких на вид столиков, наваленных во рту усатого чуди- ща телевизоров, замерших в ужасе официантов, разглядывают гранди- озные люстры из горного хрусталя и происходящее на открытой кухне ресторана. В «Турандот» детвора следит за чудо-птицей, проверяет на прочность антиквар- ную меблировку, задрав голову, наблюдает за жизнью золоченых обезьянок и отправля- ется в экспедиции по потаенным кабине- там в сопровождении покорных их при- хотям официантов. В «Недальнем Восто- ке» изучает под- водных монстров на открытой витрине и в аквариуме, а также не оставляет без внимания открытую кухню. «Шинок» – вообще альтерна- тива зоопарку: вид четвероногих и пернатых деревенских жителей под аккомпанемент картофельных драников и котлет по-киевски про- изводит столь ошеломительное впе- чатление на маленьких человеков, что никакая пробка на обратном пути уже не выведет их из себя. Единственный минус блужданий по недетским ресторанам – финан- совый. Если в ресторане отсутствует детское меню, ребенку приходится выбирать из взрослого. Дети – народ капризный, поэтому нередко почти весь заказ (включая даже десерты) остается нетронутым. Впрочем, есть на этот счет одна хитрость. Самый бюджетный вариант для совместных гастрономических открытий – воскресные бранчи. Как правило, возрастные категории до шести лет допускаются на них бесплатно, до 12 лет – за полови- ну стоимости. В отличие от зака- за à la carte этот способ позволяет детенышу самолично изучить весь ассортимент блюд, а если что-то не понравится, вернуться и попро- бовать еще что-то. Таким образом, вероятность того, что он останется сытым, увеличивается. К тому же большинство бранчей сопровожда- ются развлекательной программой и мастер-классами, ориентирован- ными специально на детвору. Есть шанс, что вы тоже успеете заморить червячка – младенцу будет попросту не до вас. стоит думать, что младенец не постигнет кулинарных нюансов и оттенков вкуса. По сравнению с нами дети обладают большим количеством вкусовых рецепторов (с возрастом вкусовые луковицы атрофируются). И хотя понима- ние сибаритских прелестей придет только с опытом, начинать зна- комство с парадными лестницами, каверзно сложенными накрахма- ленными салфетками, гребешками в пармезановой пене и сервиров- кой от Baucher и Bernardaud имеет смысл только сызмальства. После совершеннолетия глупо будет вспо- минать о традициях, и никакой fine dining не отвратит чадо от колы, чипсов, сосисок и одноразовой по- суды. Кстати, о парадных лестницах. Даже самые серьезные московские храмы еды, сами того не подо- зревая, таят в себе массу увлека- тельных забав. Сложно придумать что-то более любопытное, чем носиться по барочным лестницам мимо гобеленов работы фламанд- ских мастеров, заглядывать в граф- ский дубовый камин и наблюдать, как отблески пламени от фламбе из фуа-гра озаряют антикварное ре- сторанное чрево в ЦДЛ . Мнение Буси Светская дама и сибаритка, известная многим московским рестораторам как Буся, посвящает читателей GQ в тонкости детского ресторанного этикета. Как правильно вести себя в ресторане? Я, когда в ресторан прихожу, ежика оде- ваю (подвеска «Ежик», Swarovski, – Прим. ред.). В ресторане официанты. Работают они и суп мне готовят. Я им денежки плачу. Я один раз упала в ресторане прям просто. В ресторане нельзя ры- гать, нельзя пукать. В ресторане нужно платить денежки. Госьподи. Дядя киське говорит, а собачке говорит, а киська не слушается... (далее неразборчиво. – Прим. ред.) Какие рестораны тебе нравятся? «Каста дива» – пиццу кушать, «Яблоко» (Apple Bar & Restaurant. – Прим. ред.). Какие рестораны тебе не нравятся? «Кашавель» («Куршевель». – Прим. ред.). Невкусно. Когда я на открытие ходила. Что ты заказываешь в ресторане? Мороженое люблю. Еще пицца, оливки, капуська (капуста. – Прим. ред.), курячьи щеки (телячьи щеки, тушенные в чу- гунном кокоте, с винным соусом порто, сморчками, зеленой спаржей и пюре из сельдерея в Cristal Room Baccarat. – Прим. ред.), фуа-га (утиная грудка, фар- шированная фуа-гра, в сезонном утином меню в ЦДЛ . – Прим. ред.), сахарные палочки (кристаллизованный сахар на палочке в Apple Bar & Restaurant. – Прим. ред.). Божьественно. Что ты пьешь в ресторане? Сок. Детям нельзя вино. Когда большая вырасту, буду вино пить и пиво. Сколько тебе лет? Четыре года (на самом деле три года. – Прим. ред.

Интервью с гурманкой Бусей, дочерью ресторанного критика Дмитрия Алексеева в журнале GQ